Меню сайта

Категории каталога

Форма входа

Поиск

Друзья сайта

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Каталог статей

Главная » Статьи » Мои статьи

Трезвость - национальная черта русского народа.

ТРЕЗВОСТЬ – НАЦИОНАЛЬНАЯ ЧЕРТА
РУССКОГО НАРОДА

(Доклад прочитан на рождественских чтениях, на секции православных врачей)
Аникин С.С., кандидат педагогических наук

Литературный обзор, по исследованию дохристианской эпохи и раннего периода христианской Руси, подводит нас к тому, что в те времена трезвость являлась национальной чертой русского народа, которая передавалась из поколения в поколение через систему семейного и религиозного воспитания, совместно с другими морально-нравственными ценностями.

Н.М.Карамзин указывает, что древнерусские князья отличались трезвостью. Среди них был Святослав Киевский, который имел «ум необыкновенный, целомудрие, трезвость». В.В.Похлебкин (1991) не находит в русских летописях упоминаний о пьянстве русского народа в течение 250 лет. На этот период приходится рассвет древнерусской литературы и культуры. Например, Д.М.Балашов (1993), исследуя балладу, приходит к выводу, что время появления этого жанра XIV-XV вв., на эти же годы приходятся известные виды бревенчатых рубок (более 50), искусное изготовление ювелирных изделий, формирование всех видов обработки металлов и т.д. Писатель, в разговоре с Л.Н.Гумилевым, ссылается на работы Д.С.Лихачева, в которых по-казан значительный перелом, перестройки культуры в эти же исторические отрезки времени, и труды С.Б. Веселовского, где речь идет об особенностях строения хозяйства Московской Руси, о решительном повороте в системе хозяйствования и пр.

Д.С.Лихачев (1994) пишет: «Чем ближе мы возвращаемся к Древней Руси и чем пристальнее начинаем смотреть на нее (не через окно, прорубленное Петром в Европу, а теперь, когда мы восприняли Европу как свою, оказавшуюся для нас «окном в Древнюю Русь», на которую мы глядим как чужие, извне), тем яснее для нас, что в древней Руси существовала своеобразная и великая культура – культура глубокого озера Светлый Яр, как бы незримая, плохо понятая и плохо изученная, не поддающаяся измерению нашими европейскими мера-ми высоты культуры и не подчиняющаяся шаблонным представлениям о том, какой должна быть настоящая культура» (с.149).

М.Литвин (1994), в XV-XVI вв., сетуя на пьянство и безнравственную жизнь в Москве немцев и, своих соотечественников, литовцев, также особо отмечает трезвость русского народа, при которой, в Московском государстве окрепла экономика, расширились границы страны, развились разного рода ремесла и искусства, появилась бое-способная армия и т.д. В.В.Похлебкин (1991), делая экономический обзор того времени пишет: «… по сравнению со своими ближайшими соседями на Западе - Данией, Швецией, Литвой, Польшей, Новгородской республикой, Тевтонским орденом и Ливонией – Московское государство в области экономики, организации и развития сельского хозяйства и в деле общего развития производительных сил занимало более передовое положение. И притом опережало, например Швецию в этом отношении примерно на 80-100 лет» (с.126). У столь экономически развитого государства, каким показана Московская Русь, было передовым образование, на что указывают исследователи (М.Булгаков, 1994; А.В.Карташев, 1997; др.), причем, носителем культуры и просвещения стала православную церковь. А.В.Карташев (1997, с.254-255) заверяет: «Просвещение – не случайный результат влияния церкви; оно неизбежный ее спутник, хотя этим еще не предопределяется высота его уровня. Св.Владимир, когда вводил на Руси христианство, то вместе с переменой веры более всего заботился о превращении своего народа в просвещенную, культурную и блестящую нацию по подобию Византии».

Т.И.Авдонина (1991) отмечает, что с момента появления водки в России начинается нравственное разложение народа, поэтому трезвый образ жизни становится для русских людей ценностной категорией, а трезвость выделяется в значимое для человека качество, за которое начинается борьба, как со стороны простого народа, так и церкви. В.В.Похлебкин (1991) указывает на «кабацкий бунт» 1648 г., в котором участвовало более 500 человек, 200 из которых принадлежали к православному духовенству. Бунт был подавлен и, несмотря на народные протесты, в 1652 г. введена винная монополия. Так, спаивание населения из разряда узко собственнического интереса перешло в разряд государственного регулирования спаивания народа. В.В.Похлебкин (1995) приводит широко известный афоризм в пользу алкогольной политики, который приписывается Екатерине II: "Пьяным народом легче управлять». И.Г.Прыжов (1992) подчеркивает, что продажа спиртным становится государственной политикой. В.В.Похлебкин (1991, с. 149) отмечает, что примерно через 100 лет после появления водки в России, в середине XVII в., «произошло об-нищание и разорение народных масс». Сербский священник Ю.Крижанич, посетив Россию во второй половине XVII века, писал: «Нигде на свете, кроме одной русской державы, не видно такого гнусного пьянства: по улицам в грязи валяются мужчины и женщины. Миряне и духовные, и многие от пьянства умирают».

Справедливости ради, следует сказать, что это случилось после падения династии Рюриковичей, когда иноземцы на долгие десятилетия и столетия были приближены к царскому двору и, по сути, управляли русским народом. От них пошел чиновничий класс взяточников, расхитителей, бюрократов. Государство, которое выступало оппозицией к населению, опиралось на них как отряд, готовый поддержать власть против народных выступлений, что в те времена было не ред-кость. Один из исследователей истории водки в России пишет: «Правитель, желавший упрочить свое положение в государстве, обычно отменял монополию на водку» (В.В.Похлебкин, 1995, с.214). С дав-них времен пьянство в руках поработителя является своеобразной уздой для народа, поэтому вполне оправдано, что винным промыслом занимались лица, на которых правящий режим мог положиться и, в случае опасности, доверить свою жизнь. Разрешение иноземцам на продажу спиртного выдавалось в знак награды или за большие деньги, после чего они получали широкие полномочия и льготы по торговле табаком и спиртным, от чего имели баснословную (более 100%) прибыль (Иностранцы о …, 1991) и превращались в элитную часть российского общества, как это было с немцами, одно время державшими в своих руках «кормило правления» (А.Н.Пыпин, с.79).

История показывает, что государство как своими запретами, так и послаблениями, в области алкогольной и табачной государственной политики, может влиять на трезвенное воспитание и образование своих граждан. Для нас диагностикой этого процесса служит срез законодательной сферы Российского государства, показанный Ф.Н.Петровой. Так, с начала IХ века по 1640 год по этому вопросу было принято только около 30 правовых актов, причем все они были антиалкогольными. С 1640 по 1917 год в России было принято 2344 законодательных актов, которые, в первую очередь, отражали вопросы производства и продажи алкогольных изделий, регламентации деятельности питейных заведений, казенного управления винной торговлей, развития пьянства и алкоголизма и т.д. И только 57 из них способствовали движению за трезвый образ жизни и были направлены на борьбу с корчемством, на организацию работы обществ трезвости и попечительств о народной трезвости (Н.П.Жиров, Ф.Н.Петрова, 1998). Отметим, что большая часть законодательных актов в пользу трезвости датируются концом XIX началом ХХ вв., что лишний раз служит подтверждением слабой заинтересованности царского правительства в трезвости народа. Исключением стало правление послед-него российского Императора, когда были проведены кардинальные изменения в области алкогольной политики государства. Последний русский Государь Всея Руси Николай Александрович Романов, ставя себя под удар международных сил, проявил политическую волю и монополизировал производство и продажу вино-водочных изделий, чем не только проявил заботу о своем верноподданном народе, но и вывел экономику страны на более высокий уровень, чем прежде.

Известно, что русские цари Александр III и его сын Николай II делали упор на развитие национального сознания русского народа, как коренного населения страны, и укрепление позиций православия, как государственной религии. В связи с чем, государи вводили раз-личные ограничения на эксплуатацию народной силы иноземными и инославными элементами, которые всевозможными средствами уклонялись от предписываемых им правил поведения в православном российском обществе. Делая ставку на патриотизм русских людей, царский режим не ошибся. Очень скоро русский мужик становится хозяином своей земли.

Началось энергичное вытеснение иностранного капитала из горного дела Урала и Сибири, торгово-промышленной деятельности на Дальнем Востоке. Русские промышленники «отвоевали» 80 % нефтяного бизнеса, 100 % олова, 1/2 передовой электротехнической промышленности германских трестов перешли в руки русских промышленников. Многие иностранные предприниматели переходили в русское подданство и переносили свои капиталы в Россию. В 1911 году США объявили России дипломатический бойкот, а международные финансовые круги начали невиданную травлю. Однако, к 1913 году Россия из «ситцевой империи», по образному выражению Ленина, превратилась в индустриальную державу, прочно заняв четвертое место в мире, а темпы производства составили 19% в год. Одновременно с тем, энергично развивалась химическая, энергетическая промышленность. В 1913 году Россия на 56% удовлетворяла свои потребности в станках и оборудовании за счет внутреннего производства. Знаменательно, что, за 10 лет население страны возросло на 30%. Укажем, что многие из новых русских купцов и промышленников были выходцами из семей старообрядцев, хранителей древлеправославного благочестия и трезвенного мировоззрения русского народа.

Изменение отношения государства, в первую очередь его первого лица – Государя Всея Руси Николая Александровича Романова, к алкогольной политике и введения монополии на производство и реализацию алкогольной продукции, привело к сопротивлению со стороны виноторговцев. В.А.Михайлов (1999) из всех социальных персон особо выделяет кабатчиков, трактирщиков, откупщиков, которые, из-за своих корыстолюбивых соображений, всячески создавали в стране проблему пьянства и алкоголизма. Русским людям заниматься продажей спиртного было несвойственно. Запрет на данный вид деятельности исходил, в первую очередь, от Церкви, которая заботилась о бессмертии душ своей паствы, о благочестивой, нравственной жизни народа. Поэтому, занятие виноторговлей было для православного че-ловека самым последним (позорным) делом (В.П.Рябушинский, 1994).

Ряд авторов (И.Г.Прыжов, 1992; Н.В.Гоголь 1993; Н.Н.Шипов; Л.В.Кальмина, 1998, Л.В.Курас, 1999, В.Ю.Рабинович, 1998, М.Н.Савиных, 1999 и др.) отмечают, что данная отрасль предпринимательства легла на плечи евреев. Более того, это был их основной промысел, который позволял им за бесценок скупать имущество у пропившихся россиян. Одним из ярких представителей таких дельцов был сибирский виноторговец Юдин. Введение государственной монополии на данный вид предпринимательства подрывал экономические устои этих воротил, что стало одной из причин их активного участия в революционной деятельности (М.Н.Савиных, 1999; др.). Л.В.Кальмина отмечает, что решение ввести с 1894 году казенную монополию на питейное дело разорило многие еврейские семьи, до-ведя их до крайней нищеты.

М.Н.Савиных указывает, что ограничительные меры усилили и без того резкий разлад между юридическим и экономическим положением еврея. Нежелание зарабатывать средства к существованию собственными руками вывело многих из них на противоправные и преступные действия. Примечательный факт: ни один народ России не выдвинул такой массы революционной молодежи, как еврейская диаспора. Криминальность данного сообщества достигла таких размеров, что, как отмечает Ю.В.Рабинович, за поимку одного еврея обер-полицмейстер Москвы установил вознаграждение такое же, как за двух грабителей. Н.Н.Шипов (1908) в развернутой статье «Алкоголизм и революция» сообщает, что евреи играли не только видную роль в пропагандировании революционных идей, но, одновременно с тем, и в развращении и спаивании молодежи. Это делалось целенаправленно, так как именно алкоголики становились главными их союзниками и первой революционной силой, которая под флагом и лозунгами космополитизма легко выбирала путь разбоя, грабежа, убийств.

Последний секретарь, безвинно убиенного трезвенника Г.Е.Распутина-Новых, А.Симонович в своих воспоминаниях описывает, как еврейская делегация была на приеме у Царя. При встрече состоялся разговор, который показал мотивы царской политики. Просьба о создании особых благоприятных условий для «избранного народа», была сразу отклонена, в виду того, что в России проживает сто миллионов крестьян и столько же иноземцев. Государь особо подчеркнул, евреи образованы и находятся в более привилегирован-ном положении, чем русские крестьяне, которые в массе своей без-грамотны, поэтому, вопрос будет обсуждаться после того, как крестьяне получат образование, какое имеют евреи....

После октябрьского переворота 1917 года, М.Коган так отметил заслуги евреев перед трудящимися: «Еврейский народ есть истинный пролетариат, истинный интернационал, не имеющий родины.
Без преувеличения можно сказать, что великая социальная революция была сделана руками евреев. Разве темные забитые крестьянские и рабочие массы могли сбросить с себя оковы буржуазии? Нет, именно евреи вели русский пролетариат к заре интернационализма. Не только вели, но и сейчас советское дело находится в их надежных руках.

Мы можем быть спокойны, пока верховное руководство Красной Армии принадлежит тов. Троцкому. Правда, евреев нет в рядах Красной Армиии в качестве рядовых, зато в комитетах и совдепах в качестве комиссаров евреи смело и бесстрашно ведут к победе массы трудового пролетариата. Недаром, повторяем мы, пролетариат выбрал себе главой еврея Бронштейна-Троцкого.

Символ еврейства, веками борющегося против капитализма, стал символом русского пролетариата, что видно хотя бы в установлении «красной пятиконечной звезды», являвшейся раньше, как известно, символом и знаком сионизма-еврейства. С ним победа, с ним – смерть паразитам буржуям. И пусть трепещут деникинцы, красновцы, колчаковцы – притеснители и палачи авангарда социализма – доблестного еврейского народа. Им не поможет угодничество перед трудящимися массами, и еврейские слезы выйдут на них кровавым по-том! Пролетарии всех стран, соединяйтесь! Кто не с нами, тот наш враг, тот должен пасть».

Напротив, поручик С.М.Булатов, почетный член Общества трезвости при Исаакиевском соборе, обвиняет в спаивании народа немцев. Он, в начале ХХ века подчеркивает, что немцы 200 лет управляли Россией, и за это время им удалось основательно занять в государстве управленческие, офицерские и чиновничьи должности. На его взгляд, именно германские и русские немцы-евангелисты являются основными разрушителями России. По данным поручика, в мае 1901 года главная лютеранская немецкая консистория в Берлине тайно объявила всем лютеранским немецким киркам в России, что все немцы, живущие и служащие на различных должностях в России и колонисты должны принять вторую присягу на верность службы Германии. Что и было ими исполнено.

Н.П.Малиновский приводит слова английского публициста Роберта Лонга, чье письмо из Берлина было опубликовано в одном из анг-лийских ежемесячных журналов, за два месяца до начала Первой мировой войны: «Германии нужна была Россия невежественная, пьяная, голодная и самооплеванная, только такая Россия, которая живет расточительно, могла быть колонией Германии. Россия самодеятельная и сытая и знающая себе цену, Россия, уважающая себя внутри и внушающая к себе уважение извне, была уже опасностью».

Как бы там не было, обзор литературных источников позволяет заключить, что в досоветский период противниками трезвой жизни коренного населения России выступали как выходцы из других стран и народов, так и иноверцы, противники православия. Для русского человека трезвость являлась и остается национальной чертой характера, которую вместе с верой и родовыми качествами передается из поколения в поколение.

Справедливо отметил Е.Ш.Соломон (2002), что лучше всего нравы народа познаются через изучение семейных укладов, восстановление истории семей и родов. Диссертационные исследования А.М.Леонова (1994), А.П.Орловой (1996), Л.А.Рябовой (1998), М.М.Прокопьевой (1999) и др., показывают глубину семейного воспитания русского человека. Именно семья является фундаментальным институтом, важнейшей социальной ценностью, первоосновой общества.

А.П.Орлова (1996) изучая преемственность народной и научной педагогики в развитии теории нравственного воспитания, на примере народной педагогики восточных славян, показывает, что нравственный идеал народа включает в себя такие качества как трудолюбие, патриотизм, честность, правдивость, уважительность к людям, со-весть, доброту, честь, достоинство. Они формируются за счет определенных средств и методов нравственного воспитания (с.17). К средствам нравственного воспитания она относит все виды народного творчества, однако, на первое место среди них относит различные виды трудовой деятельности, а также родное слово, устное народное творчество, игру, обычаи, праздники. В качестве методов показаны: труд, пример и авторитет, игра, внушение, убеждение, совет, благословение, наказ, приучение, упражнение, рассказывание, беседа, наблюдение, испытание, соревнование, общественное мнение, клятва, поощрение, осуждение, наказание, выговор и пр.

Л.А.Рябова (1998), рассмотрев семейные традиции русских крестьян Пермского Прикамья, приходит к убеждению, что семья для русского человека всегда была основой его нравственной и хозяйственной деятельности, смыслом существования. Ученый приводит схему системы воспитания на семейных традициях (с.12): Я, Семья, Род, Народ, Отечество, Земля, Вселенная, и утверждает, что выпадение хотя бы одного звена из этой схемы, ведет к деформации сознания воспитанника.

М.М.Прокопьева (1999) считает, что семья является фундаментальным институтом, важнейшей социальной ценностью, первоосновой общества и что воспитание детей должно базироваться на идеях и опыте этнической педагогики. Проведенная ей опытно-экспериментальная работа показала, что высокий уровень семейной самоорганизации способствует улучшению воспитательных возможностей семьи. Так, самая низкая самоорганизация наблюдается в конфликтных семьях, где этнопедагогические традиции семейного воспитания забыты, не используются, а родители имеют вредные привычки. И, наоборот, в стабильных семьях используются этнопедагогические традиции и члены семьи и родители не имеют вредных привычек.

Вероятно, в качестве модели стабильной семьи можно рассматривать семьи староверов. А.М.Леонов (1994), изучая морально-этические традиции староверов (семейских) Забайкалья, отмечает черты, которые были пронесены этими людьми через века. Они со-хранили до наших дней культурно-обрядовые, морально-этические, духовно-нравственные и религиозные традиции русского народа. Для них вера в Бога, почитание духоносных книг, такой как «Цветник», где написано: «Трезв буди всегда», является духовным стержнем. Как нравственный народный идеал здесь на первые места выходят такие качества как трудолюбие, патриотизм, честность, правдивость, уважительность к людям, совесть, доброта, честь, достоинство. Образцом морально-этических норм выступают послушание, терпимость, ответственность, личная порядочность и т.п. Культурно-обрядовая сторона отличается сплавом христианских и дохристианских (языческих) элементов, проявляющихся как в будни, так и в праздники. Особыми свойствами обладают одежда, вокал и речевое поведение.

А.М.Леонов отмечает, что мировоззренческая мотивированность организации упорядочивания людей, их образа жизни, функций поведения сохранилась у «семейских» благодаря выделению реальных возрастных границ, а также половой дифференциации в развитии личности. В частности, к числу самобытных основных черт, подчеркивающих культурное своеобразие системы воспитания у «семейских», он относит:

• сплав христианских и языческих элементов в проявлении и функционировании нравственных правил, норм, законов;
• приоритет практического ума и хозяйственной сметки в жизненных воззрениях;
• культ природного начала, гармонии между человеком и окружающим миром; демократизм в отношениях, как в кругу семьи, так и в общине в целом;
• стремление к относительной обособленности в цели сохранения вековых традиций предков и вытекающие из этого повышенное чувство самосохранения и самосознания;
• сосуществование взаимной ответственности и личной самостоятельности при определяющем чувстве общности, родственности, «родовы»;
• обязательная преемственность в передаче традиций, как единственно возможного способа продолжения и сохранения устоев нравственной жизни, авторитета и уважения старших в роду, хозяина в доме, мастера в труде, стариков на улице и т.д.;
• терпимость при невмешательстве в дела общины, в нормативы семейной «освященной» веками и Богом жизни со стороны людей других национальностей, вероисповедания;
• наличие специальных институтов воспитания (улица, церковь, семья, праздник, трудовая помочь, посиделки, вечерки, завалинки и т.д.), определяющих соответствующие манеры (стиль) по-ведения детей и молодежи;
• стремление к внутреннему и внешнему «ладу»: единство слова и дела, чистота помыслов и чистота жилища и тела, служение Богу и благополучие семьи и т.д.

На основе анализа литературы, мы можем утверждать, что корни трезвенного мировоззрения лежат в духовно-нравственной сфере семьи, в которой практикуется, наряду с «трезвостью», культивирование таких ценностей, как «вера», «добро», «лад», «род», «труд» и пр. Без сомнения, корни трезвенного и гражданского мировоззрения лежат, в семейной сфере, когда каждый может сказать: «Я сам в ответе за свой род, за жизнь потомства, за народ». Это поистине здоровая, православная семья, где трезвость это не только родовая, но и национальная черта русского человека.
........................................................................................................................
ЛИТЕРАТУРА
1. Авдонина Т.И. Формирование трезвого образа жизни учащихся ПТУ средствами культурно-просветительской работы / Диссерт. канд. п.н. – Челябинск, 1991.
2. Гумилев Л.Н. Ритмы Евразии: эпохи и цивилизации / Предислов. С.Б. Лаврова. – М.: Экопрос, 1993. – с. 146.
3. История Русской Православной Церкви. От восстановления Патриаршества до наших дней. Т 1: годы 1917-1970. – СПб. – 1997.
4. Кальмина Л.В. Еврейская община Западного Забайкалья (60-е годы XIX века – февраль 1917 г.) / автореф. диссерт. канд. и.н. – Улан-Удэ, 1998.
5. Кальмина Л.В., Курас Л.В. Еврейская община в Западном Забайкалье (60-е годы XIX века – февраль 1917 года). – Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН. 1999.
6. Карташев А.В. Очерки по истории русской церкви: В 2 т. Т.1. _ М.: ТЕРРА, 1997.
7. Коган М. Заслуги евреев перед трудящимися /М. Коган. – Коммунист. – 1919. - № 12. – 12 апреля. – Харьков.
8. Леонов А.М. Нравственное воспитание старшеклассников на морально-этических традициях русских (семейских) Забайкалья: Автореф. дис. … канд. пед. наук /А.М. Леонов. – М., 1994.
9. Лихачев Д.С. Национальный идеал и национальная действительность / Заметки о русском. – Изд-во КГУ, Красноярск. – 1994.
10. Малиновский Н.П. Педагогическая хроника /Н.П. Малиновский //Русская школа. – 1916. - №1. – С.55.
11. Орлова А.П. Преемственность народной и научной педагогики в развитии нравственного воспитания (на материале русской, украинской и беларусской народной педагогики): Автореф. дис. … канд. пед. наук / А.П. Орлова. – М., 1996.
12. Письма в Св. Синод С.М. Булатова /История Русской Православной Церкви. От вос-становления Патриаршества до наших дней. Т 1: годы 1917-1970. – СПб. – 1997. – С.812-821.
13. Половникова И.А. Сибирский библиофил и заводчик Юдин /И.А. Половникова. – Красноярск, 2003.
14. Похлебкин В.В. История водки (IX-XX вв.). – М.: Интер – Версо, 1991. – 288 с.
15. Похлебкин В.В. Чай и водка в истории России. – Красноярск: Красн. Кн.
изд-во; Новосиб. Кн. изд-во, 1995.
16. Прокопьева М.М. Семья как саморганизующаяся среда воспитания детей: Автореф. дис. … канд. пед. наук /М.М. Прокопьева. – Якутск. 1999.
17. Прыжов И.Г. История кабаков в России / Вступ. ст. М. Альтмана. – М.: Дружба народов, 1992.
18. Пыпин А.Н. Россия и Европа /А.Н. Пыпин //Метаморфозы Европы. - М.: Наука, 1993. – С.74-126.
19. Русское православие: вехи истории /Науч. Ред. А.И. Клибанов. – М: Политиздат, 1989.
20. Рабинович В.Ю. Евреи дореволюционного Иркутска как предпринимательское меньшинство / Автореф. диссерт. канд. и.н. – Иркутск, 1998.
21. Рябова Л.А. Формирование духовной культуры старшеклассников на семейных традициях русских крестьян Пермского Прикамья: Автореф. дис. … канд. пед. наук /Л.А. Рябо-ва. – М., 1998.
22. Рябушинский В.П. Старообрядство и русское религиозное чувство. Русский хозяин. Статьи об иконе. – М. – Иерусалим: «Мосты», 1994.
23. Савиных М.Н. Законодательная политика российского самодержавия в отношении евреев во второй половине 19 – начале 20 вв. / Автореф. диссерт. канд. и.н. – Томск, 1999.
24. Соломон Е.Ш. История семей и родов этнических сообществ как фактор формиро-вания и устойчивого развития гражданского общества /Е.Ш. Соломон //Построение гражданского общества: Материалы Междунар. Гуманитарного конгресса. - Иркутск: Изд-во Иркут. гос. пед. унта. – Ч.2. – С. 79-81. – 2002.
25. Шипов Н.Н. Алкоголизм и революция // Екатеринб. Епарх. Вед. – 1908. - №11. – 19.

Категория: Мои статьи | Добавил: tzserp (24.08.2009)
Просмотров: 1426 | Рейтинг: 4.7/3 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]